Легенда о гномах (начальная эпоха) - История Гномов - - Габилгатхол - Великая Крепость
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
История Гномов [9]
Истории и легенды гномов.
История Средиземья [1]
История народов Средиземья.
Герои народа Гномов [5]
История наших героев-предков и тех гномов, хотя они и не были героями, но своими деяниями изменили историю...
Классовый раздел [4]
Страж, воитель, менестрель, охотник... Всем вам сюда.
Мини-чат
Главная » Статьи » История Гномов

Легенда о гномах (начальная эпоха)
"Хорошо троллем быть или орком большим,
Возвышаться над всеми на целый аршин.
Очень громко орать, потрясая копьем...
Но врагов никогда не пугается гном.
Трус для гнома смешон. Несгибаем наш дух.
Хоббит нам не страшон, если нас больше двух.
Из пещеры родимой ни шагу назад!
Слышит враг: "Аи-мену, казад!"

Ведь для гнома ни рост и ни вес нипочем:
Есть у гнома в запасе удар кирпичом.
То есть нет, топором, а, впрочем, дело не в том -
Мы толпою с любым разберемся врагом.
Гнома точен удар, верен глаз, как алмаз.
Нам не страшен синдар, если четверо нас.
Из пещеры родимой ни шагу назад,
Мы проложим туннель в Дориат!

Нам пещеры нужны, чтоб мифрил добывать,
А потом из мифрила кольчуги ковать.
По три штуки надеть, и фалангой - вперед!
Любит в гости ходить дружелюбный народ.
Гном рожден в темноте, здесь не страшно ему.
Он без ламп и без факела видит сквозь тьму.
Гном в любую пещеру дорогу найдет.
Что для тысячи гномов - Моргот!

Вот заточен топор, и кольчуги блестят.
Всяких пришлых нольдор мы прогоним назад.
Диким людям мы знания свет принесем,
Даже эльфа древней перворожденный гном.
И ходами пещер мы украсим весь мир.
Средиземие станет дырявым, как сыр.
Есть для камня - кайло, а для боя - топор...
Мы прорубим окно в Валинор!"

АЛЕКСАНДРА НЕЖДАНОВА
Марш московких гномов
(Команда гномов - 92 из "Города Мастеров")
На мотив "Карате - это бой"

Никто не знает, откуда он пришел. Неизвестно, что с ним было там, в прошлой жизни. Известно, каким он появился однажды - покинув свой мир, который отверг его творения и его самого. Он потерял уже всякую надежду и желал лишь одного - покоя. Так долгое время пребывал он в одиночество и исстрадавшийся дух его отдыхал. Но с ужасом обнаружил он однажды, что откуда-то из глубин души его поднимаются видения, каждое следующее - прекраснее предыдущего и наполняют его сладостным желанием творчества. Но он не хотел более создавать, он желал лишь спокойствия. И тогда отделил он часть разума своего от себя, так появился Творец. Немногое мог создать Творец не имея ни из чего создавать, ни где создавать, придумал он лишь имена: себе - Махал и отцу - Эру. Но часть души Эру все же не могла принять покоя, и отделил он и ее. Так вошел в мир Разрушитель, нареченный Мелькор.

Махал хотел помочь отцу своему и воплотил иные мысли Эру. Так появились остальные Айнур. И воцарились в мыслях Эру покой и мир и долго пребывал он в неподвижности. Но постепенно понял он, что был он - Мастер и жизнь его была в том, чтобы создавать, а без этого он не может существовать и что с Творцом из души его исчезло все. И понял он, что должен вернуть Махала и прочих Айнур в разум свой, ибо нельзя отделить от души часть. И созвал он Айнур и разъяснил им замысел свой и склонились они перед ним. И запел Творец, начав песнь Творения и вторили ему другие Айнур и лишь Мелькор и некоторые другие запели песнь Разрушения. И боролись две песни и помогал Эру Махалу и в миг победы Эру сказал Слово - "Эа" и Творение - свершилось. Не мог Эру вернуть обратно Айнур ибо его волей обрели они существование, и не мог он победить волю свою. Но смог он с помощью Махала преобразить себя и заключить Айнур в себя преображенного. Так Эру, Всеотец стал Арда, земля. Но дух его не исчез, а продолжал оставаться в земле, и стал вновь не ущербным. А Айнур стали быть в Арде и прикованы они к ней, как мысли прикованы к разуму, их породившему. И последним отделился от Эру в миг Творения - Манвэ, Покой.

Так возникла Арда и стали в ней быть Айнур.
О начале времен

Была Арда и были в ней Айнур. Махал, Творец, прозванный затем эльфами Ауле, Манвэ - Покой, Мелькор - Разрушение и многие другие. И выбрал себе каждый из Айнур один из этих путей. Махал и его Айнур творили на Арде, совершенствовали ее, а Мелькор и иные разрушали. Манвэ же и остальные, избравшие покой - беспристрастно взирали на борьбу. Но вскоре разрушение стало доходить и до них и встали они тогда на сторону Махала, но жажды творения не было в их сердце и мало помощи было от них. А Мелькор разрушал и длилась битва нескончаемо. Но все же силен был Махал и питался он от самой Арды и воздвиглись моря и земли, горы и равнины. И радость была в сердце Творца и создал он два светильника, так как более всего боялся Мелькор света. Была весна Арды и Йаванна, супруга Махала, творила живое и был радостен мир. Но и Мелькор не дремал и, разрушив светильники, начал разрушение всего уже созданного. И тогда Манвэ, уставший от продолжающейся битвы, упросил Творца создать посреди бушующих сил Валинор, остров Покоя. И, поскольку желал Махал творить, не отказал он в этой просьбе Манвэ и так возник Валинор.
О сотворении гномов

После долгих и тяжких битв с Мелькором утомился даже могучий Творец, Махал и решил создать себе помощников под стать себе, дабы помогли они ему в долгих трудах творения. Глубоко под землей, в самом сердце Арды, создавал он тела Казад, Детей Земли. Долгие дни провел за работой, превращая неподатливый камень в могучие тела. И наконец после долгих бессонных трудов создана было семь тел Праотцов Казад и семь же Праматерей. Но творцу дано было творить лишь неживое, над разумом он не быд властен. Он знал об этом и, закончив работу, обратился к самому Илуватару с просьбой вселить души в тела Казад. Никто не слышал их разговора, лишь первые Казад взирали на Махала, беззвучно беседующего с кем-то.

- Ты просишь у меня дать им разум, но тебе прекрасно известно, что разум у меня лишь один - свой. Ты просишь меня оторвать часть души моей.

- Отец, ты сам был творцом и поймешь меня. Посмотри на них, ты видишь, я занес молот над ними, они даже не посмотрели на него. Они живы, но в них нет разума. Сейчас они - воплощение того, к чему стремится Манвэ. Абсолютный покой. А чтобы противостоять разрушению нужно движение, созидание. Казад нужны мне, нужны тебе, Мелькор разрушает Арду, разрушает тебя, а у меня не хватает сил противостоять уничтожению. Мне не от кого больше ждать помощи.

- Ты прав. Отныне и до тех пор, пока ты будешь идти по избранному пути, я буду с тобой и вся моя сила теперь в твоих руках. Но помни - она не безгранична.

И прояснились глаза Прародителей Казад и встали они, впервые в жизни. И первым встал Дарин.
О сотворении Камней

Через десять дней после пробуждения Казад, Махал и дети Земли появились в Валиноре. Большинство Айнур не обратило на них внимания, в то время в Валиноре часто появлялось что-нибудь новое, лишь немногие помощники Махала с интересом разглядывали его творение, и склонялись перед ним. Но очень скоро Казад сами заявили о себе. Детям Арды представлялось, что Махалу не хватает сил для того, чтобы противостоять разрушению и решили они взять силу Арды и собрать ее в трех Камнях, тогда сможет Махал создавать вещи совсем новые и удивительные. Кроме того, такие камни сами были бы прекраснейшим творением, а в сердцах Казад горела неутолимая страсть к созиданию. Много месяцев провели они в своих кузнях, изучая и пробуя различные вещества, выбирая то единственное, из которого будет созданы тела Камней. И наконец они приступили к работе. В каждом из Камней должна была быть сосредоточена одна из стихий Арды.

Фоин и Даин, сменяя друг друга, создавали камень Воды. В нем была сосредоточена сила всех океанов, морей, рек и озер. Кажущаяся легкость и текучесть воды, сменяющаяся неодолимым напором огромной волны, все ее ипостаси от льда и снега до пара и дождя - все это вмещал в себе камень.

Трайн и Тори гранили и шлифовали камень Воздуха. Каждое дуновение ветра нашло отражение в их работе. Легкое дуновение, могучий шквал, каждый вздох живого существа попали на одну из тысяч граней огромного бриллианта.

Торин и Азагал творили последний камень, камень Арды. Они работали и видели въяве перед собой разверстые пропасти, дымящие вулканы, лесистые холмы и равнины, поросшие травой. Сама Арда помогала им.

Дарин же забирал силу у Арды и передавал ее Камням. Он работал без сна и отдыха, непрерывно бегущая сквозь него сила, вызывала дрожь по всему телу, но именно он, держа камни в руках, нетвердой походкой подошел к Творцу. Восхищения Махала вознаградило их за все бессонные ночи.

Это творение учеников Творца не оставило равнодушным никого в Валиноре. Даже Мелькор прослышал о нем и возжаждал Камней. Ибо каждый видел в них то, что ему милее всего. Махал и Казад - возможность создания новых удивительных, никем не виданных вещей. Манвэ - радость и покой. Варда, его супруга - свет. Она же сделала, так, чтобы этот свет могли видеть все. Камень Воды светился синим цветом, Воздуха - белым, а камень Земли - багровым, как подземное пламя. Йаванна и Ниенна же создали два Древа Валинора, наполнив их светом Камней.
Об уходе Казад

Долгое время Казад смотрели радовались, глядя как Камни наполняют светом и радостью весь Валинор. Трудами Творца и его учеников Валинор превратился в сияющую драгоценность на теле Арды. Но медленно неудовлетворение заползало в сердца Казад ибо видели они, что за пределами Валинора медленно гибнет Арда под ударами Мелькора. И явились они на совет Арды и Дарин держал речь перед Валар. И говорил он:

- Камни были созданы с помощью самой Арды и забрали мы у нее ее силу, и теперь вправе она рассчитывать на нашу помощь и защиту от Разрушения, которое несет с собой Мелькор. Мы должны взять Камни, покинуть Валинор, и сделать всю Арду такой же прекрасной, как Валинор сейчас.

Долго говорил Дарин и сердца многих Айнур увлек он за собой. Видение гигантских пропастей, разверзающихся и проникающих в самое сердце Арды, потрясло многих. Но большинство Айнур желало лишь мира и покоя и хотя жаль им было Арду, не хотели они покидать благословенный Валинор. Поднялся тогда Манвэ и рек:

- Правдивы слова ваши, но немногие здесь хотят покинуть Валинор. Я отдам вам Камни, но вы уйдете из Валинора одни, и даже Махал не последует за вами, потому что много труда вложил он уже в Арду, ослабел и не сможет выстоять сейчас против Мелькора. Должно ему пойти отдыхать в сады Ирмо.

Согласно кивнул Творец, так как правдой было сказанное Манвэ и ушел в Лориэн. Манвэ же протянул руку с Камнями и отдал их Дарину. Тот принял их и увидели Казад, что камни пусты, что растратили Валар силу Арды на золотые троны и мраморные дворцы. Воспылали сердца их гневом, но стояли они в молчании. Наконец стал говорить самый нетерпеливый и пылкий из них - Азагал. Долгой и переполненной гневом была речь, он требовал, чтобы Валар вернули всю украденную ими силу в Камни, что не для того творили они Камни бессонными ночами, чтобы Манвэ, вставив лишний бриллиант себе в корону, отдал им лишенные силы оболочки. И, взяв Камни, он швырнул их в лицо Манвэ.

Манвэ разгневался и велел Казад убираться из Валинора, раз уж им так хочется. Покинули Праотцы Совет Валар, собрали свои семьи и ушли из Валинора. Никто не знает точно, как добрались они до Средиземья. Одни говорят, что шли они тайными подземными путями и сама земля расступалась перед ними, другие - что помог им Ульмо, чьи воды осквернял Мелькор. Ведь Ульмо не жил в Валиноре и не хуже самих Казад видел, как страдает Арда и хотел помочь Казад добраться до Средиземья и восстановить разрушенное.

В Средиземье разделились Казад, каждый из семерых увел свой род на свое место. Дарин, старейший создал великое царство Казад-Дум. Род Азагала и род Даина основали города Габилгатхол и Тумунзахар, известные среди эльфов как Белегост и Ногрод.
О Казад в Средиземье

Явился Дарин с родом своим в Средиземье и они ходили и не могли нигде остановиться, что-то гнало их все время вперед. Скитались они несколько лет и вот зазвучал в мыслях Дарина голос, исполненный такой силы, что разом упал он на колени. Ибо был это голос самой Арды, говорила она со своими детьми. И указала Арда путь Дарину и народу его. Долго шли они, переправляясь через реки, взбираясь на высочайшие пики Арды и явились они в долину. И было в центре той долины озеро и едва увидев его Казад поняли, что это - Уста Арды, здесь являет себя миру сам Илуватар, раскрывая волю свою живущим. Всегда почитали в последующие годы Казад озеро Келед-Зарам, ибо было оно священно, и каждый из народа Казад, проходя мимо, останавливался поклониться озеру.

Народ Дарина основал царство Казад-Дум у берегов Келед-Зарам, так что восточные ворота Казад-Дум смотрели на святое озеро. Испещрили Казад все горы проходами, создали сверкающие залы со стенами из драгоценных камней, наполнив их мерцанием светильников. До конца времен не было создано чертогов более дивных, чем покои Казад-Дум. Здесь явила Арда свою милость детям и одарила их истинным серебром. Из него создали Казад творения непревзойденные.

Фоин же увел свой народ на север. Там среди неприступных скал созданы были чертоги Ангамандо. Лишь царство Казад-Дум могло сравниться с Ангамандо по красоте и величию огромных залов. На юг смотрели огромные ворота покрытае рисунками работы лучших мастеров Ангамандо. И даже если ходить из зала в зал, нигде не задерживаясь и минуты, то за месяц можно было обойти разве что четверть всех чертогов.

Из всех праотцов Казад Фоин более других желал создавать живое и потому много созданий самых разных - но всегда прекрасных - было создано в Ангамандо. Более известны среди прочих два рода созданий. Первые были воплощением огня, огонь были тела их, быстры и стремительны были они. Эльфы назвали их впоследствии Валараукар. Вторые же были иными. Так же горел в их сердцах огонь, но снаружи это было не так заметно, внешний облик бывал у них разный. Называли их потом драконами. И те и другие были лишь животными, не было и искры разума в них, но слушались они своих создателей и любили их.

Нашлись среди Казад и такие, кто говорили, что гордыня и жадность Праотцев довели Казад до изгнания из Валинора. Они отказались принимать власть Праотцев над собой и ушли в пещеры у реки Нарог. Там было основано Нулуккиздин - царство изгнанников (изгнанниками называли они себя, хотя и ушли добровольно). Лучшие из этого царства постоянно уходили в один из семи родов, так что изгнанники медленно чахли и вымирали. Да и войска Мелькора не знали пощады. Так тянулась жизнь изгнанников, порождая в них дикую и бессильную злобу против всего живого.

Еще в Валиноре были созданы Казад восемь палантиров. Вначале предназначались они восьми Аратар, чтобы наблюдать за Средиземьем, но после ухода Казад взяли их с собой, по одному на каждый род, но один из палантиров был оставлен Махалу. К началу же первой эпохи, овладели Казад умением слышать Арду и говорить через нее и палантиры были им уже почти не нужны. Тогда они передали их эльфам, рассудив, что тем они будут более полезны. Махал же отдал свой на Тол Эрессэа. Говорят, что советы семи королей до конца первой эпохи ни разу не собирались во плоти. Тот же кто хотел узреть всех семерых во время совета, должен был подойти к Келед-Зарам и узрел бы там стоящего на берегу Дарина и шесть зыбких теней парящих над озером. Меж тем все короли в это время пребывали, там, где жили их народы. Велика сила Арды.
О сотворении эльфов и пленении Мелькора

В Валиноре с уходом Казад и Махала воцарилось невиданное прежде спокойствие. По зеленым лесам бегали звери, щебетали птицы, а Валар смотрели на это и радовались. Но Манвэ, мудрейший их Валар, первым понял, что не устоит Валинор перед Мелькором, что падут однажды горы Пелоры и сгинет Валинор. Ведь разрушению можно противопоставить лишь созидание, а этого Валар не умели. И видели к тому же Валар, что красота Валинора несовершенна, что для истинной красоты необходимо движение, а Валинор застыл в вечной весне. Пение птиц не менялось с годами и наскучило это Валар. Возжелали они существ новых, непохожих на них, могущих творить новое и притом прекрасных обликом. Решено было на Совете Валар обратиться за помощью к Казад, пообещав им за помощь вернуть Камням силу.

Явились Валар в долину Келед-Зарам и завели речь с Казад. Долго говорили они, и согласились Казад, так как не были злопамятны и любили творить новое. Так начали Казад создавать тела нового народа, детей Валар. Тела творили они по своему образу и подобию, но вносили в них красоту по замыслу Манвэ. И вложили Валар в них стремление к красоте и покою, а бывшие там же Айнур из помощников Махала дали детям Валар и тягу к созиданию, но все же не так сильна она была, как в Казад.

Многие Валар впервые увидели Средиземье и ужаснулись царящим там темноте и запустению. И взяла тогда Варда многие самоцветы Казад и разместила их на небе, чтобы освещали они землю. Так появились звезды.

Меж тем эльфы лежали уже вдоль берегов Келед-Зарам, готовые к пробуждению. И в миг появления последней звезды дыхание Арды коснулось их недвижных тел и эльфы пробудились ото сна.

Мелькор же не дремал и, увидев, что все Валар собрались у Келед-Зарам вместе со своими новоявленными детьми, которые, как он опасался, могли в будущем причинить ему много неприятностей, решил покончить со всеми одним ударом и явился со своими Майяр к священному озеру. Мало что сохранили Дети Валар в памяти о тех далеких днях. Помнят лишь как тряслась земля и полыхали молнии, как бушевало Зеркальное озеро (Они называли его Куивиэнэн - воды пробуждения). Мельком видели они на горизонте черного всадника и сияли вокруг них высокие фигуры в белом, успокаивая их и рассказывая о победе над Врагом. Ибо мало кто из Валар участвовал в тех битвах, не может покой противостоять силе разрушения. Лишь Казад да помощники Творца сражались с Мелькором. Долгой и тяжелой была битва, много ран получила Арда, но был пленен Мелькор и отдали его Валар, ведь не знали Казад, что делать с плененным Врагом, не ведали они жестокости.

Покинули Валар и эльфы долину Келед-Зарам. И лишь тогда вспомнили Казад об обещанных Камнях, но было уже поздно. Валар получили то, зачем они пришли к Казад - эльфов и избавление от Мелькора. И вовсе не желали отдавать то, на чем держался Валинор. Так были обмануты Казад и они поняли, что никогда Валар добровольно не отдадут Камни.

О золотом веке

После пленения Мелькора настал золотой день Валинора. Эльфы и Валар наслаждались красотой Благословенного Края, Махал выбрав себе учеников из Нолдор обучал их своему мастерству. Махал не хотел разрушения красоты Валинора и не мог последовать за Казад в Средиземье и помогать им в их планах возвращения Камней. Но и Казад не могли оставить свое прекраснейшее творение в руках Валар, так как слишком хорошо знали они силу Камней и сколько прекрасного можно было бы сотворить с их помощью.

После долгих размышления собрались вновь вместе все праотцы Казад и начали самый великий свой труд, с которым сравнится могли лишь сами Камни. Сотворенная ими называлась Нголло, и было то предивное диво - не было у нее тела, но не был это и дух, не дано было Казад наделять свои творения разумом. Легче пуха была Нголло и быстрее ветра, лишь орлы могли угнаться за ней. Неведомо никому кроме самих Праотцов, из чего она была создана. Была она - как и камни лишь пустая оболочка, но не могли они больше набрать силы у Арды, чтобы наполнить ее, да и не желали они этого. Должна была она по замыслу Казад проникнуть в Валинор - никто не смог бы остановить ее - и забрать в себя всю силу, похищенную Валар из Камней и вернуть потом эту силу Казад. Должна была она также вернуть им сами Камни, ведь нуждались Казад во вместилищах для возвращенной силы. Они добились своего, Нголло была именна та, что они хотели создать. Но не могли они послать ее в Валинор, так как знали - чтобы забрать силу Камней нужно убить деревья, а не умела Нголло, да и Казад, ее прародители, разрушать. Так прошло долгих три века.

В Валиноре же Махал обучал своего лучшего ученика, Феанора, но самый умелый из эльфов не мог сравниться с Казад и часто Творец с грустью вспоминал о своих помощниках. Феанор же люто ненавидел Казад за то место, которое они занимали в сердце Махала и хотел он превзойти их в мастерстве, но не мог и душила его бессильная злоба. Тогда Манвэ, глядя на расстройство искуснейшего из детей Валар, дал ему Камни, надеясь, что утолят те его скорбь. Но результат был самый неожиданный - Феанор, увидев творения столь дивные, - объявил что это он создал их и нарек их Сильмариллами. Обман его могли разоблачить лишь Валар, но видели они, что обрел наконец счастье Феанор, сам уверовав в свою ложь, и что отныне дух его успокоился и творит он отныне вещи прекрасные, увеличивая красоту Валинора. Знали Валар, что разоблачение лжи не принесет никому радости и смолчали они. Один Махал хотел объявить об обмане, но его упросили остальные Валар. Так длилось все, пока не кончился срок заточения Мелькора.

О затмении Валинора

Мелькор после освобождения понял, что он не выстоит один в борьбе с Валар, эльфами и Казад и решил искать себе союзников. После долгих раздумий пришел он к Казад и просил у них прощение за свои поступки по отношению к ним и поверили они ему, ведь не было зла и лжи в их душах и не умели они распознавать их. Тогда попросил он у них создать ему помощников, сказав, что хочет посвятить себя восстановлению Арды и пообещал Казад помочь в возвращении силы Камней. Не отказали Казад ему и так вошли в мир орки - дети разрушения. Тогда Казад дали Мелькору Нголло и отправились те в Валинор. В Валиноре Мелькор убил деревья и вошла вся сила Арды в Нголло, затем забрали они Камни и ушли. Отдал Мелькор много самоцветных камней, наполненных силой Арды, Нголло, но Камни оставил он себе и чтобы не отдавать их, напал на Нголло. Не созданна было Нголло для разрушения, и нетрудно было победить ее. Произнес Мелькор одно из своих черных заклинаний и ушла из Нголло даже та сила, которой наделили ее Казад. Стала Нголло обычной земной тварью, осталась в ней лишь жажда Камней. Нападала она на Мелькора с огромной силой, не выдержал он этого натиска и воззвал о помощи. Страшен был его крик и такой силы был он исполнен, что услышали его в Ангамандо. Тогда повелел Фоин послать Валараукар, чтобы помочь союзнику, ибо думал он, что напало на Мелькора одно из чудищ, что водились тогда в мире. Валараукар легко оборонили Мелькора. Но к этому времени на зов его явились многие из Айнур, дожидавшиеся его возвращения. Повелел он тогда некоторым из них вселиться в тела Валараукар, так появились Балроги. Повел тогда Мелькор свою новую армию на штурм Ангамандо. Казад плохо умели воевать и когда строились чертоги Ангамандо не было у них врагов страшнее диких зверей. К тому же увидев Мелькора с Балрогами не сразу поняли они, что союз их нарушен, лишь после гибели нескольких Казад они постигли предательство Мелькора. Между тем к его армии присоединились уже и многочисленные орки, заранее ожидавшие Мелькора в условленном месте. Говорят, что когда ворвались орки в тронный зал, то схватил Фоин секиру, оставшуюся еще со времен прошлых битв, и блеск отточенной стали долго не подпускал врагов, но когда подобрался к Фоину один из Балрогов, то не смог Фоин поднять руку на детище свое. Так пало второе по величию из царств Казад. Мелькор же воцарился там с Камнями, сияющими ярче прежнего, восстановили они свою древнюю силу. Трудами его прислужников превратились сияющие чертоги Ангамандо в мрачную крепость.

Проведав об этом, Казад долго сидели в молчании. Но затем узнали они, что Нголло обезумела и уничтожает все вокруг себя. Названа она тогда была Унголиант и встал Азагал и ушел туда, где была она. Когда он вернулся, руки его были в крови. Так Казад, благодаря Мелькору, познали уничтожение своих собственных творений.

О людях

Рассказывают, что однажды, незадолго до Затмения Валинора, забурлили воды священного озера Келед-Зарам, поднимались и опадали столбы воды. Вышел тогда к озеру государь Дарин и долго говорил с ним. Видели так же, как спустились к озеру трое - эльф, орк (тогда еще некоторые из них жили у Келед-Зарам) и один из Казад. Больше их никто никогда не видел. Дарин никогда не ничего не рассказывао о том дне. Но по хроникам людей выходит, что именно тогда появились в другом конце необъятной Арды Атанатари - Праотцы людей. Пришли в мир последние из детей - дети Илуватара.
О войнах в Белерианде

Рассказывают о совете семерых королей Казад вскоре после прихода Нольдор в Белерианд. Ясно было, что неминуемы долгие и кровопролитные войны эльфов и людей с Мелькором. Первым говорил Дарин.

- Путь наш изначально предопределен самой Ардой. Махал, отец наш - Творец, и мы должны в меру сил своих не уподобляться оркам, а созидать, совершенствовать мир. В этом наш долг. Не следует нам вступать на путь мелких нескончаемых войн.

Один за другим наклонили головы в знак согласия с ним четверо из королей.

Воскликнул тогда Азагал:

- Мы должны спокойно смотреть, как орки - наше порождение - грабят, жгут и убивают? Как прекрасные долина и холмы, покрытые лесом, превращаются в уродливые пепелища? Я и мой народ не успокоимся, пока хотя бы тень зла Мелькора, метко прозванного Морготом, оскверняет землю. Я сказал.

Последним говорил Фоин:

- Тяжело говорить мне. Мой народ более других пострадал от зла Мелькора, мой отец пал, защищая наше древнее жилище. Но нельзя ненавидеть его, ведь он таким создан. Однако ж орки - и наши дети, и мы в ответе за их деяния. Нас мало, многие погибли, пытаясь отстаивать Ангамандо, не сможем мы открыто противостоять армиям Мелькора. Мы поселимся в горах, окружающих Ангамандо, и будем пытаться уменьшить зло, чинимое его слугами.

Так и случилось. Более всего эльфы и люди Белерианда имели дело с народом Азагала, шла торговля и Казад участвовали в битвах, нанося немалый урон противнику. Мало что знали, однако младшие народы о деяниях рода Фоина.

Лишь Мелькору и его слугам было известно, что из шпионов, посылаемых в Белерианд, до цели добираются лишь те, кого отправляли через северные ледяные равнины, да и из них доходит едва ли каждый пятый, а отправлявшиеся через горные перевалы исчезали в пути. Возращалось же и того меньше. Орки знали, что в дальние коридоры Ангамандо лучше не заходить, не единожды исчезали там целые отряды, то под обвалом, а то и вовсе не оставляли после себя никаких следов.

* * *

Раб - молодой эльф - сидел на корточках и жадно глодал зачерствелый ломоть, брошенный ему надсмотрщиком. В такие минуты ему часто вспоминались огромные пиршественные залы и столы уставленные богатой снедью и появлялось чувство, что стоит лишь посильнее махнуть кайлом, как все эти копи вместе с Тангородримом развалятся, как песочный замок, сметаемый внезапно налетевшим штормом. Но звон цепи упрямо возвращал его в реальность. Но вдруг ему почудился какой-то блеск около того камня, к которому крепились цепи. Он резко обернулся и увидел, что цепь сломана, как будто перерубленная одним могучим ударом острого лезвия. Тут кто-то схватил его за запястье и он оказался в темноте, прежде чем успел испугаться. После нескольких ободряющих слов, сказанных незнакомым чудным голосом, (говоривший определенно не был эльфом, его низкий бас совсем не напоминал перезвон колокольчиков в голосах эльфов) его повлекли по какому-то коридору, начинавшемуся (как он потом сообразил) около того камня, где он провел последние пять лет, и о существовании которого он не подозревал до сегодняшнего дня. Несмотря на окружавшую их темноту, ему показалось, что земля вроде бы расступается перед ними и опять смыкается за его спиной, делая погоню почти невозможной.

Наконец за очередным поворотом он увидел впереди пятнышко света. И вскоре - о долгожданный миг - он стоял, щуря глаза от яркого света, и над головой его простиралось небо. Когда же он, спохватившись, обернулся, то не нашел ни своего спасителя, ни даже входа в подгорный тоннель. Единственное, что он смог потом вспомнить, это что державший его во время пути за руку был вроде бы невысокого роста.

О гибели Дориата

Проведав, после прихода Нолдоров, о резне в Альквалонде и проклятии Мандоса, ужаснулись Казад и было на собранном совете решено, что надо оставить попытки добыть Камни у Мелькора, ведь воочию убедились Казад, к чему приводит неуемная жажда Камней. Не хотели они к тому же ссориться с пылкими сыновьями Феанора.

В преданиях эльфов довольно рассказано о том, как один из последних Казад-изгнанников - Мим предал Турина, сына Хурина. Тогда был он призван к суду Казад и его приговорили к вечному изгнанию. До того изгнанники, вопреки своему имени, могли надеяться на приют в жилище любого из Казад. Отныне же не осталось у Мима своих. Он явился в Нарготронд, надеясь его сокровищами выкупить прощение у своего народа, но был там убит Хурином.

Нет нужды рассказывать, как попали один из Камней и Наугламир к Тинголу, он вызвал лучших мастеров Тумунзахара, велев им соединить эти два прекраснейших творения Казад воедино. Тогда спросили Казад у Тингола, не согласится ли он за богатый выкуп отдать хотя бы одно из них (хотя и решено было не требовать Камни назад, но слишком чудесен был один вид Камня). Тингол отказал им в просьбе и они принялись за работу. Труд их длился долго, (Казад не любили торопиться при работе) но было создано одно из величайших чудес Арды. Но когда отдавали Казад свою работу Тинголу, произошло неожиданное: один из них вдруг вышел вперед и, прежде чем кто-то успел его остановить, ударил секирой, рассекая Тингола надвое. И опустился на пол рядом с телом Тингола. Едва лишь Казад успели понять, что был то посланец Мелькора и что выполнив поручение своего повелителя, дух ушел, оставляя бездыханное тело, как в зал ворвалась стража, услышавшая звук удара и предсмертный крик... Лишь двое из мастеров смогли добраться до Тумунзахара и поведать обо всем Азагалу.

Долго сидел Азагал в молчании. Не в первый раз удалось Повелителю Лжи обмануть Казад и эльфов. Увы, не знал Азагал, что уже очень скоро свершится новый обман. Собрав посольство, Азагал двинулся в путь к Менегроту. Но Мелькор не дремал и, когда Казад вошли в Дориат, следом за ними тайно двигался огромный отряд орков. Все жители Дориата разбегались лишь завидев Казад, все считали, что те явились мстить, слух о ссоре с Тинголом (только там сумели придворные объяснить себе его смерть) уже успел распространиться. Поэтому никто не заметил вошедших следом орков (к тому же двигались те в по ночам, хоронясь в лесной глуши). Мелиан же почувствовала уход посланца Мелькора после смерти Тингола и прозрела свершившееся в залах Менегрота. Тогда она рассказала обо всем Маблунгу и, велев ему отдать Казад выкуп за гибель мастеров, покинула Средиземье. Азагалу был вручен Наугламир и Казад, заверив Синдар в своей дружбе, покинули Дориат, унося с собой выкуп. В ту же ночь орки напали на Менегрот, разрушив его и разграбив. Забрав с собой все богатство подземных залов, они удалились к своему повелителю. Синдар же нашли пустой дворец и отправили весть Берену, сообщая, что Казад явились и разрушили Дориат. Вышел тогда Берен с войском и, встретив отряд Азагала, напал на него. Бой длился недолго, ведь Азагал отправлялся в Менегрот с миром, а не с войной. Берен сразил Азагала и тот, умирая, успел прошептать Берену:

- Сокровища... Не надо было брать... Нельзя выкупать мертвых драгоценными камнями... Послушай совет, Берен... Не бери сокровища, это золото мертвых, а живых оно лишь убивает... это проклятое золото... Только Наугламир чист, ведь он принадлежит нам по праву.

И он умер.

О войне гнева

Когда стало ясно, что война с Мелькором затянется на века, захотели Казад послать Махалу просьбу о помощи. Однако на собранном совете сказал Дарин:

- Если явится Махал в Белерианд и начнет войну с Мелькором, то схлестнутся две великие силы и большие разрушения будут причинены миру. Весь север, а может и весь Белерианд, будет разрушен.

Застыли короли, потрясенные видением уничтожения земель и разом кивнули. Было тогда решено не взывать к Махалу. И при нередких разговорах с ним Казад говорили лишь о том, что больше всего волновало их и его - о новых дивных творениях, о созидании.

Однако Эарендилу удалось достигнуть берегов Амана. Лишь Манвэ и Варде было дано всевиденье, но они не говорили никому о происходящем в Белерианде. Поэтому почти для всех говоримое Эарендилом было откровением.

Гневу Махала не было границ, захватив с собой всех, кто этого пожелал, он отправился в Белерианд. Там вновь прибывшее войско двинулось к Ангамандо.

Казад, увидев происходящее, спешно отправили гонцов повсюду, с призывом покинуть опасные места и сами ушли на восток. Но армии (а оружие у Казад мог носить почти каждый) во главе с королями отправились в подземные ходы в окрестностях Ангамандо, где обретался род Фоина. И в тот момент, когда армия Валинора столкнулась с воинством Мелькора на поверхности, Казад ворвались в подземные коридоры Ангамандо. В ужасе бежали от них орки на поверхность, чтобы там пасть от гнева посланцев Валинора. Рассказывают, что Мелькор, видя неизбежность поражения, собрался со свитой бежать через потайной туннель. Но один из Балрогов, открывший тайную дверь первым, отшатнулся в страхе. Прямо перед ним, тускло поблескивая доспехами и секирами, в молчании стояли семь королей, а за ними виделось огромное войско. Бежал тогда Мелькор со свитой в глубокие подземелья, но и там был найден воинством Валинора, ведь никто не знал Ангамандо лучше рода Фоина. О том, как Таркун пришел к МелькоруГоворят, что некогда лучшим из учеников Махала был майа Таркун. Некогда, когда Айнур только явились в Арду, Мелькор уговаривал Таркуна пойти пойти путем разрушения, но гневно отвергал тот все предложения Мелькора. Но не терял Мелькор надежды. Когда, после Совета, Казад ушли из Валинора, то Таркун решил следовать за ними и также явился в Средиземье. Однако тогда как Казад творили новое, Таркун понимал, что если оставить Мелькора в покое, тот рано или поздно соберется с силами и его будет уже не остановить. Тогда Таркун решил выведать планы Мелькора и явился к нему, сказав: - Господин мой, я понял, что ошибся, отвергая тогда твое предложение. Не позволишь ли мне исправить это недоразумение и отомстить ненавистным Валар? Мелькор легко согласился, ведь давно жаждал он помощи лучшего из учеников Махала. Так Таркун попал в ближайшие соратники Мелькора и немало планов сорвал он, предпреждая Казад и Валар. После пленения Мелькора Таркун долго отдыхал у Казад, помогая им в создании вещей новых и удивительных. Когда же Мелькор явился вновь, Таркун радостно приветствовал его, надеясь, что тот очистился, однако после гибели Ангамандо, Таркун постиг предательство Моргота и опять пришел к нему. Тяжело было ему прощаться с Казад, но он знал, что в опасности вся Арда. О народе ГаурхотВ те дни, когда Мелькор был пленен, Таркун жил среди Казад, но никогда не задерживался ни в каком одном месте. Какое-то время он жил в Ангамандо, и там, с помощью рода Фоина он создал народ Гаурхот. Были они внешним обликом, как волки, но на этом сходство кончалось. Ведь вложил в них Таркун разумную душу. Доподлинно неизвестно, сотворил ли он их души из частицы Арды, как это было сделано с Казад, людьми, эльфами и орками, или же в них вселились духи из Айну (ведь Таркун был не один среди тех, кто ушел из Валинора). Среди Гаурхот отдыхала его душа и часто можно было видеть, как они несутся серой стрелой, а впереди всех Таркун в обличии волка. Когда Таркун пришел на службу к Мелькору, то сказал ему, что выдрессировал волков понимать простые команды. Мелькор мало заинтересовался Гаурхот, предоставив их Таркуну (на что тот и надеялся), однако взял одного из только что родившихся и вселил в него одного из своих майа. Потом он был назван Кархарот. Некоторые из Гаурхот, по разным причинам отделившиеся от своего народа, ушли на восток. Там этих изгоев люди называли варгами. Непосвященный мог принять одного из Гаурхот за простого волка, однако достаточно было пробыть рядом с ним недолгое время и начинало чувствоваться в них что-то незвериное. Недаром орки боялись едва их ли не больше эльфов. Мало что известно об истории и обычаях этого народа. Они мало общались с людьми и эльфами, и те в большинстве боялись их. Лишь с Казад они говорили иногда, да и то редко. Язык их был непохож на языки Детей, очень немногие владели им среди других народов. О первой эпохеНекоторое время Таркун был советником Мелькора, стараясь срывать его планы, подавая советы, оборачивающиеся поражением Мелькору и по возможности сообщая Казад о замыслах Моргота.

Copyright © 2007-2009 ГНОМОВ:NET
Категория: История Гномов | Добавил: Наугримори (01.03.2009)
Просмотров: 1453 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 1.0/1 |
Всего комментариев: 1
1  
Нашел альтенативный источник о происхождении --
«Глава 2 АУЛЭ И ЙАВАННА. СИЛЬМАРИЛЛИОН
Говорят, что создателем Гномов был Аулэ. Во тьме Среднеземья он так страстно ждал прихода Детей Илуватара, так жаждал поделиться с ними своими знаниями и мастерством, что терпение его истощилось, и Аулэ до исполнения начертаний Эру создал гномов такими, каковы они и сегодня. Аулэ не ведал будущего облика Детей Илуватара и наделил свои создания в первую очередь силой и неутомимостью, ведь Мелькор по-прежнему властвовал над Землей. Работал он втайне от других Валаров, ибо не был уверен в их одобрении. Так в подгорном чертоге Аула появились Семь Праотцов гномов.
Аулэ напрасно таился — от всеведения Илуватара не укрылись его замыслы. Когда Аулэ закончил свой труд, он возрадовался и начал учить гномов придуманному им языку. Тогда Илуватар обратился к нему, и в молчании внимал Аулэ словам Творца:
— Зачем сотворил ты э т о? Знаешь ведь: не в твоей власти творить живое, и могучий Айнур Аулэ — не более чем мое творение. Созданное твоими руками и твоей волей способно жить лишь твоим непрестанным участием. Любое их движение возможно лишь по твоему желанию, без тебя они — не более чем камень. Этого ли ты хотел?
И Аулэ отвечал:
— Нет, не этого хотел я. Я стремился создать существа, непохожие на нас, предмет нашей любви и заботы, существа, способные видеть красоту Мира, твоего творения. Просторы Арды могут вместить многих и многих, но она пуста и бесплодна. Я ждал и ждал, но ты же сам создал меня с неутолимым желанием творить. Не гневайся, ибо дела моих рук — не более чем желание неразумного ребенка, который, тщась походить на отца, смешно и неуклюже, но искренне, подражает его делам. И, как ребенок отцу, я приношу тебе дело рук своих, тобой же сотворенных. Но, может быть, мне лучше уничтожить самонадеянно созданное?
Аулэ схватил огромный молот, чтобы разбить гномов, и плакал при этом. Но Илуватар, видя его раскаяние, решил иначе. И вот гномы испугались, отскочили в стороны от грозного молота и взмолились о пощаде. Снова раздался голос Илуватара:
— Я принял твой дар. Видишь, твои создания уже живут своей жизнью и говорят своим голосом. Иначе не уклониться бы им от твоего удара.
Возрадовался Аулэ, отбросил молот и воскликнул:
— Благослови мой труд и прими как свой! Но Илуватар прервал его.
— Так же, как в Начале Мира я дал бытие думам Айнуров, теперь я принял твой дар и дал ему место в этом бытии, но не более того. Созданное тобой пусть будет, но не бывать гномам здесь прежде Перворожденных. Вот цена твоему нетерпению: гномам твоим спать отныне в подгорной тьме.
Тебе вместе с ними придется ждать пробуждения Моих Детей, когда бы оно ни случилось. В свой черед я разбужу их, они станут твоим народом, и ты еще увидишь: немало раздоров будет между детьми моего снисхождения и детьми моего замысла.
Аулэ взял Праотцев гномов, отвел их в дальние покои и уложил спать, а сам вернулся в Валинор и ждал там долгие годы.
Гномам должно было явиться на свет во дни владычества Мелькора, Аулэ думал об этом и наделил их большой выносливостью и силой. Твердые волей, стойкие, упрямые, скорые в дружбе и в гневе, неутомимо трудолюбивые, легко переносящие боль, голод и лишения — вот что отличает их среди других народов Среднеземья. Живут они долго, гораздо дольше людей, но все же — не вечно. Эльфы верили, что, умерев, гномы возвращаются в камень, из которого были созданы. Сами гномы считают иначе. По их верованиям Создатель Аулэ (они зовут его Махал) собирает души умерших гномов в дальнем покое Мандоса, а со времен Первых Гномов передаются слова Аулэ, обещавшего гномам перед концом Мира благословение Илуватара и место среди Его Детей. Когда закончится Последняя Битва, гномы еще пригодятся Аулэ, чтобы восстанавливать Арду И еще говорят они, что Семеро Первых Гномов живут снова и снова в своих потомках и носят свои древние имена, а наиславнейший среди них — Дарин, Государь Народа, дружившего с эльфами. Царство его было в Казад-Думе.»

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Странников: 1
Членов клана: 0

Copyright © 2016 Клан Габилгатхол